«Вспомнить все» — история создания фильма

GagTime / 10 Дек 2015 / Нет комментариев

«Вспомнить всё» классический фантастический триллер — детище великого Пола Верховена, с потрясающим Арнольдом Шварценеггером в главной роли. Это яркая и зрелищная космическая история, в основе которой лежит идея об имплантированной памяти. Вышедший в далеком 1990 году «Total Recall» пересмотрен за эти долгие годы не один десяток раз и уже считается классикой фантастического боевика.

Арнольд Шварценеггер уже давно присматривался к «Вспомнить все», но пока права на фильм находились в руках Дино Де Лаурентиса, то ничего не мог предпринять: итальянский продюсер наотрез отказывался даже рассмотреть кандидатуру Шварценеггера и не разрешал ему участвовать в пробах на главную роль – что конечно странно, так как у них уже было четыре совместных фильма.

И вот, узнав про финансовые проблемы итальянского продюсера, Шварценеггер смог уговорить владельца стремительно развивающейся в то время компании Carolco Марио Кассара выкупить права на рассказ за относительно скромные, с учетом уже вложенных ресурсов, три миллиона долларов и под гарантию своего участия в фильме. Справедливости ради стоит отметить, что Шварценеггер подписался на фильм далеко не на общественных началах. В обмен на свое согласие сыграть главную роль, он получал огромный по тем временам десятимиллионный гонорар + 15% от всех кассовых сборов и право вето на кандидатуры режиссера, продюсера, актеров и любые изменения в сценарии.

Получив такие царские полномочия, Шварценеггер, который тогда умел выбирать проекты намного лучше, чем сейчас, принял самое важное и самое правильное решение из тех, что были возможны в той ситуации. Железный Арни уже давно хотел поработать с Полом Верхувеном, и даже рассматривался на роль Алекса Мерфи в «Робокопе» — но еще на стадии эскизов стало понятно, что австрийский дуб в костюме Робокопа будет похож на человечка из рекламы Michelin, а не на киборга, и потому дальше разговоров дело тогда не пошло. «Вспомнить все» в его глазах был именно таким проектом, который мог заинтересовать Верхувена. Во время бизнес-ланча, Арни буквально загнал Верхувена в угол, но добился от него согласия снять фильм.

Несмотря на «Робокопа», нельзя сказать, что за годы работы в Голливуде Верхувен стал большим фанатом научной фантастики. Однако он заинтересовался возможностью сделать своего рода интеллектуальный паззл под маской обычного боевика. Вместе с Верхувеном в проект пришел и сценарист Гэри Голдмен. В то время они вместе работали над проектом экшн-фильм «Воин», который так и не был реализован.

Придя в проект, первое что решил поменять Верхувен – снять фильм так, чтобы все, что говорил доктор Эджмайер могло быть правдой. Потому, Голдману пришлось переработать историю, оставив в ней несколько ключей, намекающих на то, что все показанное на экране может быть фантазией главного героя.

Еще одним изменением, которое захотел внести Верхувен, стала расовая принадлежность таксиста-предателя Бенни. В то время в Голливуде особую популярность набирал политкорректный тренд, согласно которому афро-американцы играли лишь положительных персонажей, помогающих герою. Разумеется, Верхувен не смог устоять перед таким искушением, и сделал Бенни черным. Также в сюжет добавились и другие фирменные фишки голландца, вроде зашкаливающего количества насилия, черного юмора и сексуального подтекста.

Когда Верхувен и Голдман представили продюсерам и Арни свою версию сюжета, те заметили, что финалу не хватает некой эмоциональной составляющей для зрителей. Поскольку Верхувен вообще не слишком серьезно относился к подсюжету с освобождением Марса (все его внимание было уделено идее двух реальностей в одном фильме), спасать положение пришлось Голдману, предложившим идею о том, что Кохаген решил задушить восстание, отключив подачу воздуха в купола.
Вскоре съемочная группа отправилась в Мексику. Верхувен активно использовал архитектурные особенности некоторых зданий мексиканской столицы, показав архитектуру тоталитарного будущего в виде сочетания мощных, буквально нависающих над человеком строений, массивных бетонных стен и больше похожих на бункеры внутренних помещения.

Достаточно скоро практически вся съемочная группа получила пищевое отравление. Больше всего досталось Полу Верхувену: к концу съемок рядом со съемочной площадкой постоянно дежурила скорая, готовая в случае надобности оказаться помощь голландцу. Одним из немногих избежавших сей печальной участи оказался Арни: за три года до этого он слег с отравлением во время съемок в «Хищнике» (он тоже снимался в Мексике), и наученный тем горьким опытом, теперь ел только ту еду, которую ему доставляли ему прямиком из Штатов. Правда хоть Шварценеггер и избежал отравления, ему не удалось избежать нескольких травм: в частности во время съемки драки в отеле, он сломал палец на правой руке. Именно во время этих изнуряющих съемок в Мексике, у Пола Верхувена и Шварценеггера зародилась идея фильма «Крестовый поход».

«Вспомнить все» стал одним из последних голливудских блокбастеров, практически все основные эффекты в котором создавались традиционными методами – с помощью миниатюр, грима и аниматроники. За них фильм был удостоен Оскар в категории лучшие визуальные эффекты. Наиболее крупным использование CGI в фильме стала сцена с рентгеном в метро. Всего через год в прокат вышел «Терминатор 2: Судный день» который навсегда изменил индустрию, показав все возможности компьютерной графики.
Последней проблемой, с которой столкнулись создатели фильма, стала нехватка времени чтобы доделать фильм к дате премьеры. «Вспомнить все» был весьма сложным с технической точки зрения фильмом, и пост-продакшн отнял весьма много времени, в то время как студия вместо того чтобы перенести премьеру вперед, наоборот подвинула ее еще на две недели раньше, на 1 июня 1990 года. 15 июня в прокат выходил «Дик Трейси», который как считалось, станет главным хитом 1990 года (по типу прошлогоднего «Бэтмена») и в Carolco весьма боялись конкуренции с ним.

В результате, монтаж фильма проходил в весьма хаотичных условиях. Свою лепту внесло и MPAA присудившее картине рейтинг X, из-за чего ее пришлось несколько раз перемонтировать, чтобы получить R – особенно большим изменения подверглась сцена в метро, где Куэйд использовал одного из пассажиров в качестве живого щита. Рональд Шусетт и Гэри Голдмен позднее высказывали сожаление о том, что у них не осталось времени организовать хотя бы один тест-просмотр – по их мнению, будь у них неделя в запасе, монтаж фильма можно было бы подкорректировать, чтобы реализовать потенциал картины на все 100%.
Рекламная компания фильма тоже проходила не лучшим образом – Шварценеггер был весьма недоволен трейлером картины, который как он считал не отражал ее дух и масштаб; кроме того предварительные опросы показывали, что большинство традиционных посетителей кинотеатров понятия не имеет что это за фильм и не собиралось на него идти. В результате всего за три недели рекламная компания «Вспомнить все» подверглась полной перезагрузке, что здорово помогло картине.

Даже если «Вспомнить все» был сделан и не на 100%, это не помешало картине стать большим хитом. У Пола Верхувена вышло именно то кино, которое он хотел снять — кровавый и веселый аттракцион, буквально нанизанный на тему фальшивой реальности. Как неоднократно отмечал режиссер, при первом просмотре большинство зрителей воспринимало фильм как очередной боевик со Шварценеггером, и лишь при последующих просмотрах они замечали большое количество подсказок, расставленных на протяжении всего сюжета, которые позволяют воспринимать фильм с совсем другой точки зрения.

В финальном кадре картина уходит в забеление, а не в традиционное затемнение — Верхувен специально вставил этот эффект как намек на возможную лоботомию Куэйда.
Права на экранизацию рассказа были выкуплены в 1974 году, однако потребовалось 16 лет, чтобы фильм наконец-таки добрался до экранов кинотеатров.
Над сценарием сначала работал Ричард Дрейфус, на другом этапе — Дэвид Кроненберг.
Миниатюрные модели, использовавшиеся для съёмок марсианских ландшафтов, были сделаны на основе фотографий поверхности Марса.
Дэвид Кроненберг должен был поставить картину. Для этого он отказался от кресла режиссера фильма «Муха» (1986), которую, в свою очередь, должен был поставитьРоберт Бирман. Однако в дальнейшем Роберт покинул проект, а Дэвид из-за затянувшегося пре-продакшна также отказался от режиссерских полномочий на «Вспомнить всё» и вернулся к постановке «Мухи».
Потребовалось 15 кукловодов для контроля движений Куато.

«Вспомнить все» является во многом знаковой картиной, которая вышла на стыке двух кинематографических эпох, вобрав в себя эстетику фильмов 1980-х и масштаб фильмов 1990-х. Звучит конечно банально – но так уже давно не снимают. Картина была сделана в то единственное время, когда она могла появиться на свет – несколькими годами раньше спецэффекты еще не достигли такого уровня чтобы показать на экране все что было необходимо, несколькими годами позже – и фильм вряд ли он бы смог сохранить свой стиль и кровавую безбашенность, а вероятнее всего попросту бы разделил судьбу «Крестового похода».